Общероссийская Профессиональная Психотерапевтическая Лига
Профессиональная Психотерапевтическая Лига - объединение нового типа, профессионалов психотерапии, практической и консультативной психологии
+7 (985) 383-98-07
+7 (495) 6751 563
+7 (963) 7505 108

Обратный звонок




Вступить в ППЛ

Профессиональная психотерапевтическая газета


Новости

Новогодние каникулы в Италии с ОППЛ
18 декабря 2018 года

Традиционный декадник психологии и психотерапии в Италии 4-12 января 2019 г.

Консторумские чтения 2018
17 декабря 2018 года

Двадцать четвертая научно-практическая конференция «Консторумские чтения». Психотерапия — лечение или обучение? 21 декабря 2018 года.

Публикация в сборнике РИНЦ
16 декабря 2018 года

Уважаемые коллеги! Материалы Международного конгресса «Психотерапия, психология, психиатрия — на страже душевного здоровья», который состоится 22-23 марта 2019 года в Санкт-Петербурге публикуются в форме тезисов и статей в Сетевом научно-практическом издании «Антология Российской психотерапии и психологии» (РИНЦ).

Подписка на новости
Отличная возможность быть всегда в курсе новостей ППЛ.


Психологический навигатор

Статья номера. Дом, где согреваются сердца.

Рубрика «Статья номера»

«Дом», где согреваются сердца

Еще пару десятков лет назад эти два слова-понятия «театр» и «терапия» рождали, в первую очередь, такие мысли: соприкосновение с прекрасным; всегда очень позитивный посыл, который, в зависимости от жанра постановки, заставляет обнажать свои чувства, плакать, смеяться, осознавать, размышлять, отождествлять, сопереживать; как важна работа тех, кто находится по другую сторону зрительного зала — актеров, артистов, которые побуждают нас испытывать такие разные эмоции. Но это все так…для обычных людей в обыкновенной жизни. Для тех, кому доступны обычные земные радости любви и дружбы, материнства и отцовства и т.д. И едва ли думалось о том, что эти два понятия станут основой одного из направлений лечения психопатических и хронически-шизофренических расстройств, особенно с дефензивными проявлениями. Для других людей. По природе своей более ранимых и застенчивых, душевно и духовно одиноких, с особыми утонченными душевными механизмами. Это категория людей, которым по причине душевной разлаженности недоступно все то, что помогает человеку чувствовать себя человеком, осознавать свои жизненные цели, свое предназначение. Они осознают другое: свою обделенность, несостоятельность. Это психопатические и эндогенно-процессуальные тревожно-депрессивные пациенты с более или менее сложным переживанием своей неполноценности. Но наряду с душевной сложностью, им характерна любовь к творческой деятельности. Именно работе с такими людьми посвящает всю свою жизнь Марк Евгеньевич Бурно, наш выдающийся современник, врач психиатр-психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор кафедры психотерапии и сексологии ГОУДПО «Российская медицинская академия последипломного образования Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ», вице-президент ППЛ. Это ему удалось постичь психологические и психические особенности этих необычных людей, разглядеть в них возможности творческого осмысления себя и окружающей их действительности и создать свой клинико-психотерапевтический метод, работающий в области терапии духовной культурой — Терапию творческим самовыражением. Это он предельно бережно, проницательно, сочувственно показал душевноранимым пациентам дорогу к поиску себя, своего вдохновения, своей природы. Дорогу не научно-академическую, не теоретическую, а такую вариативную, насыщенную, творческую, на которой можно познать себя, свой характер, переживания, конечно, под чутким руководством психотерапевта. Это Марк Евгеньевич показал коллегам-психотерапевтам, как можно и нужно помогать эндогенно-процессуальным пациентам с хронически-депрессивными расстройствами и тяжелым психопатам с дефензивностью, прежде всего: только теплотой, только искренностью, только пониманием и заботой, дорогой творческого вдохновения как высшим состоянием духа, в котором все более чувствительно, осознаваемо и понимаемо. Это профессор Бурно открыл еще один смысл понятия «театр» в современной жизни. И сделал это для тех, для кого это было жизненно необходимо и стало важнейшим стимулом познавать себя, жить дальше, общаться с такими же единомышленниками, явилось смыслом, уже не существования, а более осмысленного жизненного процесса с, пусть крохотными, периодическими, но весьма обнадеживающими проблесками своих целей, радостей, своей нужности окружающим. Дал удивительное лекарство — калейдоскоп творческих методик (одной из которых и стал позднее клинический Театр-сообщество), а вместе с ними — реальную надежду. Пишу эти строки с огромнейшим преклонением перед этим профессионалом, Человеком, смысл всей жизни которого, на мой взгляд, отражает фраза: «Если человека нельзя вылечить, это еще не значит, что ему нельзя помочь»…

Конечно, на пути создания и формирования ТТС и клинического Театра-сообщества как метода в системе ТТС, у М.Е Бурно было много помощников, единомышленников, последователей — психиатров, психотерапевтов, психологов — внимание которым и словам благодарности профессор неустанно и непременно уделяет в каждом своем труде, каждой издаваемой книге.

Сегодня же художественным руководителем и душой психотерапевтического реалистического Театра-сообщества является Калмыкова Инга Юрьевна — врач психиатр-психотерапевт, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры психотерапии и сексологии ГОУДПО «Российская медицинская академия последипломного образования Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ», исполнительный директор ППЛ. Но для нее самой главное — не эти должности и регалии, а то — что она ученица Марка Евгеньевича, в чьи профессионально грамотные и заботливые женские руки он уверенно и спокойно три с половиной года назад передал художественное руководство театром, где оттаивают и согреваются сердца.

Вот что говорит Инга Юрьевна о своих подопечных и Театре: «Это так интересно работать с людьми, которые имеют такое своеобразное видение себя и действительности посредством творческого процесса. Моя задача — помочь дефензивным пациентам приспособиться к жизни среди здоровых людей, а вместе с тем, отделиться от обычного непонимания их здоровыми. Во-первых, важно дать возможность пациентам с тягостным переживанием своей неполноценности постичь себя в театральной игре, причем, и душевно, и телесно. Сценическим действием у нас может быть и спектакль-пьеса, и постановка по рассказу, и концертное чтение произведений собственного сочинения, и исполнение песни, танца, и демонстрация тематической подборки слайдов, личных фото и т.д. Во-вторых, наша клинико-психотерапевтическая режиссура соединяет отечественный психиатрически-психотерапевтический клиницизм и самобытный российский реалистический театр. Так, в основе большинства постановок Театра — психотерапевтические произведения М.Е. Бурно, в которых пациенты играют самих себя: свою неловкость, тревоги, сомнения, страхи, деперсонализацию, ипохондрию и др. В результате они становятся яснее сами себе. Но с одной стороны, это получается жизнь, а с другой — все-таки игра. Театр дает пациентам возможность попробовать-потренироваться-поучиться под маской игры почувствовать себя здоровыми среди здоровых. В-третьих, Театр становится для них своеобразным пристанищем-отдушиной-общиной».

Инга Юрьевна рассказывает о Театре с удовольствием, легко и непринужденно. Только увидев однажды результаты ее работы, можно понять, какой же титанический это труд, каким честным, правдивым и виртуозным постоянно должен быть психиатр-психотерапевт в работе с такими актерами, ибо люди с таким особо обостренным чувством восприятия, подобным оголенным проводам, четко и мгновенно считывают отношение к себе, а потому в нем недопустимы формальность, даже сиюминутные отстранение-отчуждение, прохлада, безучастность, равнодушие, профессионал должен быть словно дезинфицирован от всего не естественного и напускного. Необходимо безустанно быть здесь и сейчас с теми, кто пришел к тебе в поисках пристанища души. Быть искренним, преданным, отзывчивым, открытым, проницательным и проникновенным.

Мне посчастливилось присутствовать на новогоднем концерте психотерапевтического реалистического Театра-сообщества «Душа поет свободой воли». Программа вечера была настолько разнообразной: и инсценировка пьесы Марка Евгеньевича, и слайд-шоу «Зимние зарисовки» из фотографий пациентов, и чтение стихотворений собственного сочинения, и исполнений песен под аккомпанемент гитары, и сольный танец. Пациенты старались, волновались, но это выглядело так трогательно, искренне, беззащитно. И всякий раз, когда они встречались глазами со своим художественным руководителем, это будто придавало им новое дыхание для такой непривычной открытости и публичности. Неспособные в обычной жизни к душевно-нежным отношениям, даже к поверхностной интимности, они деликатно и таинственно проигрывали эти состояния на сцене, пусть немного неуклюже, скованно, но не механично, а осознанно и максимально приближенно к реальной жизни здоровых людей. На тот момент совершенно четко прослеживалось отступление, пусть и на некоторое время, шизотипически-деперсонализационных, депрессивных расстройств. Пациенты на протяжении концерта становились активнее, живее, радостнее, подвижнее, гибче и душевно, и физически. Понятно, что за этим двухчасовым представлением стоят сотни часов предварительной психотерапевтической работы, что сами репетиции несут гораздо большую целебную нагрузку, чем это финальное публичное выступление, и в этом, отчасти, сама суть лечебного метода — сочетание регулярных встреч, репетиций с занятиями в группе творческого самовыражения, психотерапевтическими беседами и лекциями, с домашними заданиями, с обсуждением всего, что связано с театром и искусством вообще. И все это в теплой атмосфере душевного уюта, с чаепитиями-сладостями…всегда, еженедельно, один вечер в неделю (3 часа).

Инга Юрьевна говорит только о позитивных сторонах своей «театральной» работы худрука, наверное, это высшее проявление профессионализма, когда успешный результат стирает из памяти все сложности процесса, ему предшествующие. А их, естественно, бывает немало. Сегодня, в соответствии с современными преобразованиями в бюджетной психиатрической психотерапии, состав пациентов в психотерапевтической психиатрической амбулатории (в том числе и диспансерно-кафедральной амбулатории, кафедра психотерапии РМАПО + филиал №6 МНПЦ наркологии ДЗМ) серьёзно изменился. Всё больше эндогенно-процессуальных душевно милых, глубоко разлаженных пациентов с дефектом, без отчётливой дефензивности. Данные пациенты составляют группу риска в отношении к ПАВ и одновременно получают лекарственное лечение в ПНД по месту жительства. Всё это серьёзно нарушило картину, дух прежнего психотерапевтического театра. Остаётся и этих пациентов побуждать исполнительским творчеством чувствовать себя более собою и, благодаря этому, становиться живее, одухотворённее. Словом, побуждать пациентов открывать в себе душевные и духовные богатства.

«Работа с этими пациентами оказалась по-своему более сложной, чем с пациентами, которым помогали приёмами психотерапевтического Театра в рамках ТТСБ профессор М.Е. Бурно. Наши пациенты, как и следовало ожидать, оказались менее управляемыми на репетициях и ещё слабее запоминающими тексты выступлений. Однако тяготение к лечению театром (хотя и разлаженное, с дефектом) у них достаточно выраженное, благодаря их «шубообразной» наполненности аффективной жизнью, своеобразной дефензивностью и, в другое или то же самое время, недовольством своей депрессивной вялостью, апатией.

В процессе нашей работы складываются следующие соответствующие особой клинике наших пациентов, приёмы работы: 1) ещё более тёплое, дружеское, сердечное, нежели в более «лёгких» случаях, отношение психотерапевта к пациентам-актёрам, собирающее, упорядочивающее их разлаженный аффект; 2) более сильное звучание тепла, сердечности, земной любви в текстах специальных лечебных психотерапевтических произведений для репетиций и выступлений. Поясню, что специальные лечебные психотерапевтические произведения своими художественными образами отправляются от клинической картины страдания, от характерологической почвы, от врачебного мышления, дабы помочь человеку. Это такой же психотерапевтический способ помощи, как психотерапевтическая беседа, психотерапевтические занятия внушением, самовнушением, работа с группой пациентов, сеанс музыкотерапии и т. п. Именно любовь (творческое вдохновение, в котором человек особенно ясно и радостно чувствует себя самим собою для другого человека) психотерапевтически высвечивает и укрепляет границы своего «Я», своей личности, что является важнейшим в реабилитационном повышении, просветлении душевного качества жизни психиатрического пациента. При этом, в отношениях психотерапевта и пациента, конечно же, остаётся известная нам профессиональная дистанция (профессиональная любовь, люблю как врач страдающего человека, дабы ему помочь, оживить его индивидуальность своею собственной); 3) учитывая слабую способность многих пациентов запоминать тексты, есть смысл играть какой-нибудь, например, психотерапевтический рассказ, читая текст, но временами отрываясь от него, для небольших сцен с как можно более живым действием. Пациенты тянутся к такой терапии, оживают, смелеют, раскрываются душевно. Они отмечают, что благодаря театральному занятию-репетиции и выступлениям перед зрителями у них возникает в душе светлый подъём, что слова, переживания по роли на репетициях и выступлениях нередко сами собою всплывают в душе и помогают понять себя и других людей, их поступки, подсказывают, как жить, поступать в разных ситуациях. Играя свои душевные трудности, расстройства, наблюдая, как другие делают это, пациенты начинают уже немного посмеиваться над своим болезненным, своими затрудняющими жизнь переживаниями. Многие пациенты отмечают, что благодаря нашему Театру, который как они сами говорят, стал для них настоящим сообществом-пристанищем, душевным, духовным домом, чувствуют себя более душевно живыми, интереснее стало жить. Театр побуждает пациентов создавать свои творческие психотерапевтические произведения. Пациенты любят, и это им очень помогает, когда они играют в нашем Театре, как они сами говорят, «нашу душевно трудную жизнь, наши переживания», играют людей, с которыми часто имеют дело, встречаются (это люди с подобными трудностями и расстройствами, психиатры и т.д.). Но в то же время, просят на занятии поиграть-порепетировать что-нибудь лёгкое, смешное, обыкновенные жизненные, свойственные всем, радости, чувственные яркие удовольствия, смелую современную хмельную любовь без всяких размышляющих переживаний, занятия бизнесом и т.д. Это, скорее, тоже можно отнести к одной из особенностей сегодняшнего психотерапевтического Театра-сообщества.

Настоящий целительный праздник для пациентов — это их выступления, концерт или спектакль. Атмосфера вдохновения с чувственной самособойностью, возникающая на таких мероприятиях не только у пациентов-актёров, но и у пациентов-зрителей, как бы «перекрывает» дефект, оздоровляя личность. Ведь творческое вдохновение — это всегда здорово!», — делится секретами своей работы И.Ю. Калмыкова.

А вот, что говорят о Театре пациенты-актеры.

«Вот прошла очередная среда — день нашего Театра, день наших репетиций. По-моему, у нас все очень здорово получается, все заметно стараются. Идя домой, поймала себя на том, что скачу по ступенькам моста. «Господи, — подумала, — что же я делаю, не дай Бог оступиться, возраст». Но с другой стороны, по роли у меня намечено свидание с новым лаборантом, значит, пока не до старости. Кстати, о возрасте. Хорошо, что мы все разновозрастные». Елена.

«Пьесы, написанные М. Е. Бурно для нашего театра, помогают мне. Пропуская через себя текст персонажа, я очень отчетливо начинаю слышать себя, свои болезненные характерологические проблемы, проживать их, вытаскивая наружу спрятанные чувства (оказывается, можно! В тексте — можно). Театр — жизнь живая, красочная, чувственная, в чистом смысле этого слова, — начинает возвращаться ко мне». Вера.

«Театр для меня ценен и важен прежде всего тем, что здесь есть возможность перевоплощения, даже в свою противоположность. Здесь можно потанцевать, попеть, творчески себя выразив. Отличительной чертой нашего Театра является условность, т.е. можно признаться в любви тому, кого любишь, а потом сказать — что это роль такая». Ольга.

«Театр — прежде всего сцена, внимание зрителей, свет софитов, аплодисменты, заряд позитивной энергией. Еще можно понять, каково приходится врачу-психотерапевту, взаимодействуя с артистами-«алкоголиками». А также с людьми, у которых присутствуют те или иные нарушения в деятельности психики. Для меня этот опыт является уникальным, так как было чувство злости на врачей-психотерапевтов. Побывав в их «шкуре», я осознал, насколько им, порой, нелегко приходится». Евгений.

«В Театре узнаешь лучше свой характер и характер других людей, благодаря чему легче и гармоничнее развиваешься и взаимодействуешь с окружающим миром. Психотерапевтический Театр — хорошее лекарство от страхов, связанных с внутренними комплексами». Галина.

«Театр дает чувство полной раскованности, пропадает скованность, чувство закомплексованности, чувство стеснительности, появляется чувство радости. Также Театр спасает душу от скуки, безысходности, он наполняет душу радостью, чувством оптимизма, не позволяет пропасть в различных жизненных ситуациях. Появляется творческая занятость души». Алексей.

«Я — актриса. Но работать по профессии сейчас почти не удается из-за болезни. Но занимаясь в ТТС, я нашла момент самовыражения и как актриса. Я очень рада, что попала в Театр, где отогреваюсь душой. Лечебный эффект тоже очевиден, я стала лучше себя чувствовать, а в больнице не лежу уже три года». Наталья.

«Инга Юрьевна зажигает лампочки, когда сумерки пугают души людей и одиноких кошек». Сергей.

«Это по-своему сложный, но и празднично-светлый театрально-психотерапевтический метод внутри метода-системы ТТС», — это слова М.Е. Бурно — создателя данного метода и автора книги «Театр-сообщество в психиатрии (опыт клинико-психотерапевтической реабилитационной работы)», в которой обобщён четырнадцатилетний опыт работы с Театром-сообществом и приоткрыта дверь в его «кухню».

Я думаю, это особый метод для особенных людей и необыкновенных врачей-психотерапевтов, который требует от последних нескончаемого душевного тепла. Этого я и хочу пожелать самоотверженным Учителю и его Ученице, Марку Евгеньевичу и Инге Юрьевне, а еще — профессионального творческого долголетия, так как они нужны гораздо большему количеству беззащитных и хрупких людей, чем каждый из нас.

Адал Е.В.





© 2018 ППЛ.
Все права защищены.

Использование материалов разрешено только при использовании активной ссылки на источник.

ППЛ в социальных сетях
ВКонтакте
Facebook
Одноклассники



Заказать консультацию по телефону

Контактное имя:



Тема обращения:



Телефон для звонка:



Город проживания:



Членство в Лиге: