Общероссийская Профессиональная Психотерапевтическая Лига
Профессиональная Психотерапевтическая Лига - объединение нового типа, профессионалов психотерапии, практической и консультативной психологии
+7 (919) 763-61-47
+7 (495) 6751 563
+7 (963) 7505 108

Обратный звонок




Вступить в ППЛ

Профессиональная психотерапевтическая газета


Новости

XIV Летняя Школа ЕКП-Россия
21 июня 2018 года

Уважаемые коллеги! 29 июня — 1 июля состоится XIV Летняя Школа ЕКП-Россия. Тема конференции «Современный психоанализ — к интеграции или конфессиональности?».

Реестр официальных преподавателей ОППЛ
20 июня 2018 года

Уважаемые коллеги! На нашем сайте обновлен Реестр официальных преподавателей Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги на 8 июня 2018 года.

Источники успеха: программа, Горный Алтай, 16-23 июля 2018
19 июня 2018 года

Уважаемые коллеги! с 16 по 23 июля 2018 года состоится XIV международный декадник психологии, психотерапии и коучинга «Источники Успеха», а по его завершению, с 23-27 июля 2018 года — X природный марафон «В краю четырех стихий».

Подписка на новости
Отличная возможность быть всегда в курсе новостей ППЛ.


Психологический навигатор

Идеи к реорганизации наркологической службы в российской Федерации

Макаров В.В. д.м.н., профессор, заведующий кафедрой психотерапии,
медицинской психологии и сексологии РМАПО
Копоров С.Г., к.м.н., главный врач наркологического диспансера №1
Управления здравоохранения Южного АО г. Москвы

Основное противоречие, присущее отечественной наркологической службе последнего десятилетия, состоит, с одной стороны, во все возрастающем количестве лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами, что подтверждается многочисленными мониторингами наркологической ситуации, ростом производства алкоголь содержащих напитков, все большего количества завозимых в страну наркотических веществ (предложение без спроса не бывает); с другой стороны, — отток больных из государственной наркологической службы, и, в связи с этим, сокращение наркологических коек или их не полная загрузка, уменьшение восстребовательности врача психиатра-нарколога государственного учреждения и т.д.

Простого ответа на вопрос о причинах такой ситуации, наверное, нет. Это и определенные пробелы в нормативной и законодательной базе; и социально-политические изменения: страна из тоталитарной превращается в более демократическое государство, а отечественная наркология продолжает работать на старых принципах; это и недостаточная эффективность лечения, что, наряду с пресловутым «учетом» и сопряженной с ним определенной социальной стигматизацией, заставляет пациентов обращаться в негосударственные структуры, которые, имея возможность проведения широкой рекламной деятельности, завлекают больных «уникальными» и «эффективными» методиками лечения с обещаниями стопроцентной гарантии, и ряд других причин.

Необходимость реорганизации службы назрела и официальные мнения по этому вопросу, в научной литературе высказываются давно.

Так, главный специалист по наркологии МЗ РФ Н.Н. Иванец в статье «Современные проблемы наркологии» решение проблемы видит через подготовку квалифицированных кадров врачей психиатров-наркологов; совершенствовании законодательной и правовой базы в наркологии; реформировании службы на основе разработанной концепции эффективной терапии и реабилитации в наркологии; развитии фундаментально-прикладных исследований. При этом предполагается учитывать позитивный зарубежный опыт, подходы к организации специализированной службы, развиваемые в рамках так называемой социальной медицины. Планируется предложить новые организационные модели службы, учитывающие наличие дифференцированного контингента больных, приоритеты реабилитационных программ, необходимость работы с семьями, ближайшим окружением (Журнал «Наркология». №6. 2002 г. с.7).

Г.Г. Онищенко — заместитель министра МЗ РФ и В.Ф. Егоров — зам. начальника отдела МЗ РФ, в своей статье: «Алкогольная ситуация в России. О концепции государственной алкогольной политики в Российской Федерации» поднимают вопрос о создании эффективной материально обеспеченной системы лечения и медико-социальной реабилитации больных алкоголизмом. Считают, что для этого необходимо признать алкоголизм социально значимым заболеванием и разработать новую концепцию наркологической помощи, предполагающую ее дальнейшую гуманизацию и широкое использование психотерапевтических, психологических, социальных методик работы с больным; создать специальные социально-оздоровительные программы; разработать и реализовать комплекс мер по социальной поддержке лиц, страдающих алкоголизмом и членов их семей. Основными принципами деятельности наркологических учреждений должны быть добровольность и конфиденциальность. Наркологические диспансеры должны быть освобождены от немедицинских функций. В связи с этим в общественное сознание необходимо внедрить понимание того, что алкоголизм — такая же болезнь, как и любое другое заболевание, имеющая свои причины, механизмы развития, клиническую картину, течение и исход. В наркологических диспансерах пациенты, не представляющие социальной опасности, должны регистрироваться на консультативной основе. На обязательном учете должны находиться только больные с тяжелыми и стойкими болезненными проявлениями, социально дезадаптированные, нарушающие правопорядок, представляющие опасность для себя, семьи и общества (Журнал «Наркология». №1. 2002 г. с.7).

Ц.П. Короленко — зав. кафедрой психиатрии и наркологии Новосибирской ГМА с соавт. в статье «Психическое здоровье в современной России» отмечает, что происходящие в стране изменения предъявляют принципиально новые требования к приспособлению и адаптации широких слоев популяции, а, соответственно, требуют новых подходов к лечению возникающих в связи с этим расстройств, в т.ч., и различных видов зависимостей. Основной же акцент делается на мерах наказания по отношению к лицам, злоупотребляющим наркотическими веществами. Но это не только неэффективно по сути, но и приводит к уменьшению обращаемости таких лиц за медицинской помощью. В этом находит отражение ошибочная попытка решить проблему путем учета лишь одной стороны сложного интегрального процесса. «Психиатрия в России должна активно использовать современный международный опыт работы с наиболее социально значимыми психическими нарушениями и последовательно преодолевать сохраняющиеся тенденции к ее изоляции и отчуждению от принятых в наиболее развитых странах практик» (Журнал «Наркология». № 9. 2002 г. с.15).

Таким образом, во всех рассмотренных публикациях рефреном проходит мысль о необходимости реформирования службы, ее либерализации, включения наиболее передовых и эффективных подходов к ее организации, используемых в демократических странах.

В этом направлении в московском здравоохранении уже сделан большой шаг вперед. Приказом Департамента здравоохранения города Москвы от 12.03.2003 г. № 114 утверждены Стандарты организации наркологической помощи. В организации наркологической помощи населению выделено три основных аспекта, определяющих направление развития и совершенствования наркологической службы: принцип динамической группировки контингентов и система социального прессинга на потребителей психоактивных веществ; принцип технологически выстроенной организации профилактики употребления психоактивных веществ и непосредственно лечебно-реабилитационного процесса больных наркологического профиля; программно-целевой подход в организации работы наркологических учреждений.

Оставаясь на принципах организации деятельности наркологической службы, в рамках утвержденных стандартов, как назревшее дополнение к нему, представляется своевременным пересмотреть необходимость сохранения широкого диспансерного учета наркологических больных и роль наркологических диспансеров.

Наркологические диспансеры, сформировавшись в советское время, уже сыграли свою роль. Само название вызывает, мягко сказать, негативное отношение у населения и не соответствует запросам времени. Вместе с тем, они располагают сложившимся квалифицированным штатом сотрудников, большим опытом работы и развитой материальной базой. Это позволяет, с учетом, небольших нормативных изменений, придать развитию этой системы новый импульс.

В связи с происходящими в стране изменениями в течение последних десятилетий значительно расширился круг актуальных зависимостей: от алкоголя, наркотиков, табака, токсикоманических средств, лекарственных препаратов, приобрели актуальность нехимические зависимости. В их числе, прежде всего игромании, переедание и избыточный вес, зависимость от компьютера и интернета, зависимость от шопинга и др. Многие семейные дисгармонии напрямую связаны с зависимостями членов семей друг от друга. Аддиктивное поведение, в том числе в подростковом возрасте, так же зачастую вызвано различными зависимостями. К сожалению, этой проблемой ни одна из служб здравоохранения не занимается. И наркологические диспансеры, как единственные специализированные медицинские учреждения, работающие с зависимостями, обладающие не только подготовленным штатом врачей психиатров-наркологов, но и врачей психотерапевтов, психологов, после дополнительной подготовки могли бы заняться решением и этой проблемой.

Поскольку наркологические диспансеры всегда занимались вопросами профилактики наркологических заболеваний и имеют опыт такой работы, целесообразно, поручить им ее проведение в обновленных формах, в виде используемой во всем цивилизованном сообществе «Программы помощи служащим и их семьям» в адаптированном к России варианте.

Настало время, когда, не меняя сущности работы наркологических диспансеров, необходимо уйти от слова «наркологический», избавившись, таким образом, от непопулярной стигмы, и переименовать их, скажем, в медико-психологические диспансеры с формированием к ним положительного отношения у населения страны.

Теперь проблема диспансерного учета. В этой связи необходимо рассмотреть две стороны вопроса: во-первых, его положительные и отрицательные моменты, и, во-вторых, с какой целью введен механизм учета и насколько успешно он работает.

Имеющаяся официальная статистика наркологических заболеваний, проводимые мониторинги наркологической ситуации и прогнозируемые реальные цифры болезненности, позволяют говорить о значительном несоответствии между количеством лиц, страдающих наркологическими заболеваниями, и лиц, состоящих на диспансерном учете. Официально рекомендуемые ВОЗ коэффициенты для пересчета позволяют рассчитать истинное количество больных путем умножения статистических данных в десяток раз. Исходя из этого, диспансеры осуществляют наблюдение только за одной девятой всех больных.

Одной из задач наркологического диспансера было и остается решение экспертных вопросов: выдача заключений об отсутствии у гражданина наркологического заболевания для трудоустройства, получения разрешения на управление транспортом, ношение оружия и др. В советское время, она решалась путем выдачи справки: «состоит — не состоит на учете», который при таком решении вопроса был необходим. В настоящее время она решается по другому — всем гражданам, кому такое заключение необходимо, проводится врачебное освидетельствование, для чего создана необходимая нормативно-правовая база. Другое дело, что врачебные освидетельствования так же нуждаются в методиках, повышающих их объективность. С этой точки зрения учет стал не нужен.

С другой стороны, нужно сказать об этом откровенно, миллионы граждан, страдающих наркологическими заболеваниями, не состоящие на учете, успешно трудятся на предприятиях по специальностям, для которых наличие наркологических заболевания являются противопоказанием, в т. числе и водителями, и с ношением оружия и т.п. Но имеется и механизм их отстранения от трудовой деятельности в случае нарушения режима трезвости на рабочем месте, прописанный в Трудовом кодексе РФ.

Отрицательная сторона диспансерного учета — страх людей, нуждающихся в лечении, перед последующим социальным прессингом, что приводит к тому, что пациент не обращается в наркологический диспансер, либо оставаясь вообще без медицинской помощи, либо обращаясь в негосударственные структуры, где, в силу дороговизны лечения, не осуществляется длительного наблюдения и своевременной коррекции состояния. Это, в свою очередь, приводит к прогрессированию болезни и нарастающим семейным и социальным проблемам. Попытка частичного решения этого вопроса в 80-е гг. прошлого века путем введения в структуру наркологических диспансеров кабинетов анонимного лечения, явившись на тот момент прогрессивным шагом, успехом не увенчалась, поскольку глубоко связана с финансовыми вопросами и «привязана» к учреждениям, к которым сформировано негативное отношение населения. С другой стороны, шаг к лечению «без учета» уже давно сделан.

В такой ситуации отмена наркологического учета, кроме положительного эффекта — притока в наркологические структуры лиц, нуждающихся в своевременном лечении, уже ничего не меняет.

Требуется только пересмотреть перечень профессий, по которым запрещена работа лицам, страдающим наркологическими заболеваниями, с частичным изъятием из него таковых полностью или с учетом стадии развития болезни, и наличием осложнений психическими расстройствами, включенными в данный перечень. Такой прецедент уже имеется. Приказом Минздрава РФ от 16.03.99 г. № 83 «О перечне медицинских противопоказаний для осуществления работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну» в перечень медицинских противопоказаний наркологические заболевания включены в следующем виде: «Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ: синдром зависимости от алкоголя (третья стадия) с признаками резидуальных и отсроченных психических расстройств; синдром зависимости, развивающийся вследствие употребления наркотических средств или психотропных веществ», т.е. токсикомании и хронический алкоголизм III стадий из перечня исключены.

Представляется возможным при допуске, например, водителей транспортных средств, пойти по такому же пути, поскольку, водители, работающие на предприятиях, перед выходом в рейс, проходят медицинский осмотр и в случае признаков опьянения или остаточных признаков опьянения до работы не допускаются. Лишение же таких лиц права управлять транспортом на длительный срок, во-первых, не обязательно решает вопрос их лечения и трезвости, а во вторых, потеря работы, понижая их социальный статус, способствует утяжелению заболевания и эффект от такой меры получается обратным. Более целесообразно у водителя, задержанного в алкогольном опьянении, отбирать права на короткий срок с обязательным условием немедленного прохождения лечебно-реабилитационного курса у врача психиатра-нарколога на платной основе. И только по предоставлению им справки о прохождении полного курса (2 — 4 недели), возвращать права, как это имеет место в мировой практике. Это явится сдерживающим фактором от употребления алкоголя за рулем и сохранит кадры. По такому же принципу можно пойти и для ряда других профессий.

Таким образом, в настоящее время частичная реорганизация принципов работы наркологической службы произведена.

Изменена суть диспансерного учета:

  • врачебные освидетельствования для допуска к определенным видам профессиональной деятельности проводятся всем гражданам, независимо от того состоят или нет они на учете;
  • разрешено анонимное лечение больных наркологическими заболеваниями, как амбулаторное, так и стационарное (приказ МЗ РФ от 23.08.99 г. № 327 «Об анонимном лечении в наркологических учреждениях (подразделениях)»;
  • отменен участковый принцип работы наркологических диспансеров, путем введения должности «врач психиатр-нарколог для амбулаторного приема» вместо «врача психиатра-нарколога участкового», т.е. изменен механизм работы с пациентом (приказ МЗ РФ от 21.06.02 г. № 201 «Об утверждении штатных нормативов медицинского и иного персонала наркологических учреждений и наркологических подразделений в составе других лечебно-профилактических учреждений»;

Положено начало рациональному использованию трудовых ресурсов путем исключения из перечня медицинских противопоказаний для работы по определенной профессии, таких наркологических заболеваний, как «токсикомания» и хронического алкоголизма III стадий (приказ МЗ РФ от 16.03.99г. №83 «О перечне медицинских противопоказаний для осуществления работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну».

Целесообразно при проведении реорганизации наркологической службы в городах, имеющих более чем один наркологический диспансер и наркологические больницы, путем перераспределения имеющегося коечного фонда, ввести в состав диспансеров небольшие стационарные подразделения, для осуществления принципа преемственности в лечении больных, что явится одним из факторов, повышающих качество лечения.

С нашей точки зрения, в качестве одного из путей реформирования службы для решения назревших вопросов, необходимо проведение следующих мер:

  • переименовать наркологические диспансеры в медико-психологические диспансеры;
  • пересмотреть Положение о наркологических (медико-психологических) диспансерах;
  • пересмотреть должностные обязанности специалистов, работающих в наркологических диспансерах;
  • включить в перечень заболеваний, которые обслуживаются наркологическими диспансерами все виды нехимических зависимостей;
  • отменить диспансерный учет, сохранив наблюдение в виде патронажа, за отдельными категориями граждан с наркологическими заболеваниями;
  • определить перечень больных, нуждающихся в патронаже;
  • пересмотреть перечень противопоказаний к работе по наркологическим заболеваниям;
  • провести переподготовку кадров в связи с новыми задачами диспансеров;
  • ввести в состав медико-психологических диспансеров стационарные отделения;
  • внести соответствующие изменения в нормативно-правовую базу.

Предварительные экономические расчеты показывают, что реализация предложенных мероприятий не потребует дополнительных бюджетных средств и позволит создать новый имидж наркологии, поднять ее на соответствующий уровень, значительно повысить эффективность работы службы, наполнит наркологию новым современным содержанием.





© 2018 ППЛ.
Все права защищены.

Использование материалов разрешено только при использовании активной ссылки на источник.

ППЛ в социальных сетях
ВКонтакте
Facebook
Одноклассники
Заказать консультацию по телефону

Контактное имя:



Тема обращения:



Телефон для звонка:



Город проживания:



Членство в Лиге: